все о блоке нато

НАТО и космос

Почему именно сейчас? Почему космос имеет значение для Альянса? Какова роль НАТО в космосе?

Когда я присоединился к штабу НАТО в 2012 году, слово «пространство» возникало только в разговорах об «офисном пространстве» (несомненно, довольно чувствительный вопрос). Всего лишь десять лет назад большинство союзников не были готовы к дискуссии о НАТО в космосе, и в этом не было очевидной необходимости. В то время приоритетом для Североатлантического Союза был Афганистан.

С тех пор НАТО проделало большой путь.

В июле 2018 года на Брюссельском саммите лидеры стран НАТО признали, что космос является весьма динамичной и быстро развивающейся областью, которая имеет важное значение для согласованной позиции Альянса в области сдерживания и обороны, и договорились разработать всеобъемлющую космическую политику НАТО. Менее чем через год министры обороны стран НАТО согласовали такую политику. А в декабре 2019 года лидеры союзников приветствовали признание космоса в качестве новой оперативной области — наряду с воздушным, наземным, морским и киберпространством.

В средствах массовой информации ходили слухи, что этот шквал космической активности в НАТО был вызван инициативой президента Трампа о создании Космических Сил Соединенных Штатов (USSF). На самом деле это были обдуманные союзнические решения, которым предшествовали, и которые основывались на многолетних внимательных и тщательных размышлениях и дебатах. Некоторые из основополагающих факторов, повлиявших на решение о создании USSF, также повлияли на решения Североатлантического союза в области космической политики и космической сферы. Так совпало, что Франция также приняла свою первую оборонно-космическую стратегию и намерена реорганизовать свои военно-воздушные силы в Воздушно-космические силы.

Парадоксы космоса

Космос — это уникальная физическая среда, которую можно охарактеризовать рядом парадоксов.

Одновременно новое и старое - хотя НАТО объявило космос «новым» операционным пространством, в нем не так уж много нового. Космос предшествует самой Земле. Космос уже много веков пленяет человеческое воображение. Изучая космос, люди как вид пришли к пониманию своей собственной среды обитания.

Даже с точки зрения безопасности и обороны космос не совсем «новый». Он был тесно связан с ядерным сдерживанием с первых дней холодной войны. Технология межконтинентальных баллистических ракет (МБР) была необходима как для ядерной гонки, так и для космической гонки.

Космос был областью, в которой соперничество между Советским Союзом и Соединенными Штатами было самым зрелищным и захватывающим — но одновременно и удивительно мирным.

Хотя запуск «Спутника» в 1957 году рассматривался как победа Советского Союза, он создал важный прецедент мирного пролета спутников над землей: американцы не предпринимали никаких действий, когда «Спутник» проходил над территорией Соединенных Штатов, а Советы — когда американские спутники начали проходить над их территорией. Этот прецедент фактически закрепил космос в качестве глобального достояния, сродни открытому морю, и привел к заключению договора по космосу 1967 года, который, среди прочего, запретил размещение ядерного или другого оружия массового уничтожения в космосе.

Пустой, но переполненный — космос огромен и пуст, но его полезная часть — та, что ближе всего к Земле — становится все более переполненной, перегруженной, спорной и конкурентной. По меньшей мере 50 различных стран и многонациональных организаций владеют спутниками и управляют ими, включая примерно 15 союзников по НАТО и все большее число коммерческих и неправительственных субъектов. В настоящее время на орбите находится около 2000 активных спутников, и еще сотни спутников строятся для запуска в течение следующего десятилетия.

Геостационарная орбита, как это ни странно, является конечным ресурсом, как и электромагнитные частоты для передачи данных. Доступно ограниченное количество слотов. (Расположенная на высоте 35 786 километров над экватором Земли, геостационарная орбита позволяет спутникам соответствовать вращению Земли, что очень полезно для мониторинга погоды, связи и наблюдения.)

В дополнение к 2000 с лишним спутникам, которые в настоящее время разбросаны на высоте от 160 км (низкая околоземная орбита), до 36 000 км высокой околоземной орбиты, есть по крайней мере еще около 500 000 единиц мусора, которые вращаются вокруг Земли, и примерно 20-30 000 из них могут нанести ущерб.

Далекий, но близкий — космос кажется далеким и недостижимым, но он оказывает непосредственное влияние на повседневную жизнь, от банковского дела и сельского хозяйства, до прогнозов погоды и телевидения. И это не так уж далеко – линия Кармана, которая обычно рассматривается как предел, где заканчивается аэрокосмическое пространство и начинается космос, находится всего в 100 км от поверхности Земли. Можно сказать, что космические технологии значительно ускорили скорость связи, тем самым ослабив проблему расстояний.

Эксклюзивное, но общее — космос был стратегическим и исключительным пространством, в котором доминировали несколько великих держав, пока не стал более конкурентоспособным. Сегодня самая мощная космическая ракета принадлежит коммерческому игроку SPACE-X. Использование космических продуктов доступно любому, у кого есть GPS-гаджет или Wi-Fi-соединение.

Теперь это сам по себе расширяющийся крупный бизнес, который в настоящее время оценивается в 350 миллиардов евро. Космические системы оказывают воздействие на окружающую среду и сельское хозяйство, транспорт, связь, научные исследования и банковское дело. Соединенные Штаты рассматривают космос как часть своей важнейшей национальной инфраструктуры, а доступ к космосу и свободу его использования — как жизненно важный национальный интерес. Аналогичным образом, Франция стремится повысить осведомленность о космической ситуации для обеспечения принятия национальных решений и улучшить защиту национальных и ключевых европейских космических активов.

Мирный, но смертоносный — космос приносит эффективность и действенность в военные операции. Он привносит точность и смертоносность в ударные возможности. В этом отношении космос был милитаризован с самого начала космической эры.

В то же время само пространство, как уникальная физическая среда, остается удивительно мирным. Никакого реального межгосударственного конфликта или агрессии в космосе никогда не было. По сути, это безопасное убежище для всех действующих игроков.

Прозрачный, но двойного назначения — космос также является открытым пространством. Любой запуск в космос можно контролировать и отслеживать, в отличие, например, от подводных лодок или самолетов-невидимок. Не может быть никакой двусмысленности в отношении идентификации: государство всегда несет ответственность за все свои космические активы, независимо от того, являются ли они правительственными, военными или коммерческими. Например, даже если русские заявят, что спутник, который преследовал французско-итальянский Спутник в 2019 году, был «брошенным» спутником, который случайно оказался по соседству, – российское государство все равно будет нести исключительную ответственность за свои действия и любые последствия.

В то же время космос — это область двойного назначения. Спутник, маскирующийся под метеорологический спутник, вполне может быть спутником военной разведки, или и тем, и другим одновременно. На самом деле, существует очень мало спутников, выполняющих только военные функции – ядерное командование и управление, ракетное предупреждение и целеуказание. Большинство спутников выполняют множество гражданских, коммерческих или охранных функций.

Стратегическое, но и тактическое — хотя космос рассматривался как стратегическая область, сегодня он очень часто используется для оперативного и тактического преимущества на поле боя.

Наконец, космос по своей сути глобален, это поистине 360-градусная область. Любой конфликт в космосе затронет всех пользователей космоса — виновников преступлений, жертв и случайных свидетелей. Даже в случае конфликта, в котором союзники по НАТО не участвуют, их космический потенциал может быть непосредственно затронут и даже уничтожен.

Но почему именно сейчас?

Даже для Альянса космос не является новой областью. НАТО отправилось в космос еще до того, как космос пришел в НАТО. На протяжении десятилетий НАТО осуществляла свою собственную спутниковую программу SATCOM. Сегодня эти ныне уже неработающие спутники по-прежнему вращаются вокруг Земли, неся на себе эмблему НАТО.

Однако до 2019 года у НАТО не было никакого фактического космического мандата, политики или концепции. За этими изменениями кроется несколько причин.

Во-первых, сам космос сильно изменился за последние несколько лет. Мы видим гораздо больше действующих лиц. Кроме того, космический потенциал становится все более дешевым и доступным, а также более уязвимым для аварий из-за мусора, а также других пагубных действий.

Во-вторых, изменилась обстановка в плане безопасности. В течение многих лет, если не десятилетий, Североатлантический союз сталкивался с относительно благоприятными условиями, в которых он мог бы начать миротворческие или антикризисные миссии и операции в основном по своему собственному усмотрению. Однако в последние несколько лет международный порядок, основанный на правилах, и безопасность Североатлантического союза и отдельных союзников, все чаще подвергаются угрозам, вызовам или оспариванию со стороны многочисленных недружественных субъектов во многих областях, включая космос.

В-третьих, НАТО все больше полагается на космос во всех своих миссиях, мероприятиях и операциях: коллективная оборона, кризисное реагирование, помощь в случае стихийных бедствий и борьба с терроризмом – все это зависит от информации, доставляемой из космоса или через космос.

По-видимому, эти причины также побудили ключевых, «космических», союзников признать, что космос является все более общей проблемой безопасности и поэтому должен быть включен в повестку дня НАТО в области сдерживания и обороны.

Космические угрозы

Космос дает союзникам беспрецедентное преимущество в операциях, снимая «туман войны». Союзники имеют решающее преимущество в космосе над потенциальными противниками. Они контролируют более 50 процентов всех действующих спутников. Космос давал преимущество в таких операциях, как первая война в Персидском заливе в 1991 году (иногда называемая первой космической войной) и кампания в Косово, в ходе которой GPS использовался для улучшения целеуказания.

Однако все большая зависимость от космоса повышает уязвимость. «День без космоса» вызывает все большую озабоченность. Космическая зависимость делает его также приоритетной целью для стратегических конкурентов. Разведывательное Управление Министерства обороны США в своей публикации «вызовы безопасности в космосе» (январь 2019 года) утверждало, что “некоторые иностранные правительства разрабатывают возможности, которые угрожают способности других использовать космос. Китай и Россия, в частности, предприняли шаги, чтобы бросить вызов Соединенным Штатам.“
В своем техно-триллере 2016 года ”призрачный флот: роман о следующей мировой войне“ военные футуристы Август Коул и П. У. Сингер предполагают, что вступительным актом в войне между Китаем и Соединенными Штатами за контроль над Тихим океаном будут действия в космосе, чтобы ”ослепить врага».

Космические угрозы могут принимать различные формы, поскольку космическая система является крупной целью, включающей космический сегмент, наземный терминал управления, каналы передачи данных и фактического пользователя. Достаточно изъять один сегмент, и система становится бесполезной. Угрозы могут быть дешевыми, некинетическими и обратимыми, например, глушение и подмена сигналов связи или лазеры, ослепляющие датчики. Угрозы, такие как наземное, воздушное или космическое противоспутниковое оружие, могут также привести к необратимым последствиям.

Киберугрозы могут воздействовать на каждый из сегментов — программное обеспечение спутников, наземное управление, каналы передачи данных и самого пользователя.

С точки зрения НАТО, космические программы равноправных или почти равноправных государственных субъектов, таких как Китай и Россия, представляют особый интерес. Обе страны имеют амбициозные космические программы. В отличие от ядерного оружия, космическая деятельность является символом статуса великих держав. Видение Китая — как изложено в его Белой книге по космосу (декабрь 2016 года) – “исследовать огромный космос, развивать космическую промышленность и превратить Китай в космическую державу-это мечта, которую мы неустанно преследуем.”
Для России это часть наследия огромной космической программы Советского Союза.

Обе страны имеют конкурирующие с GPS системы -ГЛОНАСС (Россия) и БЕЙДУ (Китай). Недавно Китай высадил луноход на темной стороне Луны, и на Луне планируется создать обитаемую базу. Таковы хорошие примеры мирного соперничества в космосе.

Гораздо большее беспокойство вызывают их военные программы, связанные с космосом. Военные доктрины этих стран рассматривают космос как важный элемент современной войны и рассматривают развитие и применение многочисленных противокосмических возможностей, как способ подрыва обороны и безопасности союзников. Например, Россия глушит сигнал GPS во время учений НАТО.
Иран и Северная Корея, как известно, имеют собственные космические пусковые возможности.

Известно, что террористические организации используют “google maps” и GPS для планирования терактов.

Почему космос имеет значение для НАТО

Из-за этой изменившейся и развивающейся обстановки в области безопасности, космическое пространство также становится все более важным для НАТО. Североатлантический союз придерживается широкого подхода к сдерживанию и обороне, который опирается на все имеющиеся в его распоряжении инструменты, чтобы предоставить NATO широкий спектр возможностей для реагирования на любые угрозы, откуда бы они ни исходили, – 360-градусный подход.

Космос выполняет ряд важнейших военных функций как в мирное время, так и в военное. Он имеет важное значение для ситуационной осведомленности и раннего предупреждения Североатлантического союза — раннее выявление сил, сосредоточенных на границах НАТО, будет иметь важное значение для сдерживания или противодействия агрессии.

Спутниковые снимки имеют важное значение для информирования о процессе принятия решений. Космос сам по себе не может создавать «факты на земле», но он является ключевым фактором, особенно для признания и идентифицирования. Например, спутниковые снимки с востока Украины повлияли на принятие НАТО решений в отношении этого конфликта. Такие решения, основанные на фактических данных, особенно важны в наше время «фальшивых новостей».

Кроме того, космическое пространство является важным фактором, способствующим командованию и контролю, как для оперативной осведомленности, так и для коммуникации. Без космоса командиры на местах были бы в основном глухи и слепы.

Космос имеет важное значение для развернутых войск – для связи, позиционирования, передвижения и наведения, а также для отслеживания дружественных сил. Перемещение крупных соединений с тяжелой техникой через Атлантику и Европу по суше, воздуху или морю туда, где они необходимы, было бы намного сложнее без GPS.

Спутники могут определять запуски ракет (что необходимо для раннего предупреждения лиц, принимающих решения) и давать прогнозы погоды (что важно для планирования миссии). Они также обеспечивают ситуационную осведомленность о том, что другие субъекты делают в космосе, или из космоса.

Космическое пространство уникально тем, что оно зависит от других зон меньше, чем они зависят от него (за исключением киберпространства, которое критично для космоса из-за каналов передачи данных). В то же время космос сам по себе не поможет победить в конфликте. Но без космоса выиграть конфликт стало бы гораздо труднее.

Загадка космического сдерживания

Космос немного напоминает ядерное оружие: без ядерного оружия и без космоса мы вернулись бы к неизбирательной, тотальной разрушительной войне индустриальной эпохи.

Судьба космоса с самого начала по-разному переплеталась с ядерным сдерживанием. Космические и ядерные программы конкурировали за внимание и бюджет. Ракетные системы наземного и подводного базирования были приоритетны перед военными космическими полетами. Теории размещения ядерного оружия на Луне были отвергнуты после понимания того, что ядерная война закончится задолго до того, как с Луны прилетят ракеты.

Размещение ракет на орбите позволило бы решить проблему расстояния, но сделает их более уязвимыми для нападения, по сравнению, например, с подводными лодками. Отсюда и договор по космосу 1967 года.

Крупное внезапное нападение противника на космический потенциал союзников может существенно подорвать доверие к ядерному сдерживанию (например, поставив под угрозу способность Североатлантического союза обнаруживать запуски межконтинентальных баллистических ракет). Это действительно может стать предвестником крупного глобального конфликта.

Как сдерживать такие атаки? Теория устрашения предусматривает два способа: устрашение отрицанием (лишение противника тех выгод, которых он добивается) и устрашение наказанием (обеспечение того, чтобы цена за его действия была непомерно высока для противника).

Доверие к сдерживанию — в любой из его видов — основывается на сочетании 1) политической решимости, 2) способности нанести ответный удар и 3) четкой трансляции этой решимости и способности. По общему признанию, трудно использовать космические возможности в качестве некоего послания – в отличие от самолетов или кораблей. Демонстрация крошечного кубика, беззвучно вращающегося на орбите в пустом пространстве, звучит не очень угрожающее.
Не стоит также недооценивать возможности противоспутниковой атаки. Кроме того, некоторые страны, такие как Северная Корея и Иран, не имеют аналогичных космических возможностей, которые могли бы подвергаться риску, поэтому сдерживание посредством угрозы симметричного и соразмерного наказания (“вы уберете наши спутники, мы уберем ваши спутники”) не является жизнеспособным вариантом.

В свете этой проблемы Соединенные Штаты публично приняли кросс-доменное сдерживание (в своей Стратегии национальной безопасности), которое основано на идее наказания: “любое вредное вмешательство или атака на критические компоненты нашей космической архитектуры, которые непосредственно затрагивают жизненно важные интересы США, будут встречены преднамеренным ответом в выбранное нами время, в месте, определенном нами способом и в выбранной сфере (домене).

В случае неудачи сдерживания наилучшей защитой от угрозы применения противоспутникового оружия было бы использование кибернетических или кинетических (обычных) средств для уничтожения пусковых установок противника и наземных станций управления.

Кинетическое действие приводит к образованию обломков, что в конечном итоге является сдерживающим фактором для реальной войны в космосе. Китайские и российские инвестиции в космический потенциал также должны сделать их все более зависимыми от космоса. Из–за космического мусора космос можно считать царством «безумного», взаимного, гарантированного уничтожения. Война в космосе фактически непоправима. Если только некий иррациональный субъект, обладающий анти спутниковыми средствами, не почувствует себя настолько отчаявшимся и не сочтет, что сделать космос непригодным для любой работы — есть победа.

В свете связанной с космосом уязвимости Североатлантического союза, необходимо все большее внимание уделять устойчивости и живучести космического потенциала. Это может быть достигнуто путем размещения на орбите большего количества спутников, разработки большего числа многоцелевых спутников, привлечения союзников и осуществления этого в сотрудничестве с коммерческими субъектами. Поддержание надежной инфраструктуры для обслуживания или быстрой замены выведенных из строя спутников будет иметь решающее значение. Все это — составляющие эффективного сдерживания путем отрицания: независимо от того, сколько спутников Союзников противник сможет вывести из строя, это не повлияет на способность Североатлантического союза полагаться на космическую поддержку своих операций.

А что дальше?

Принятие космической политики НАТО и провозглашение космоса оперативной сферой деятельности позволяет Североатлантическому союзу адаптироваться со временем, скорее эволюционным, чем революционным образом. Это маленькие шаги, а не гигантский прыжок.

НАТО – организация, созданная для служения международному миру и безопасности, – будет основываться на этих союзнических решениях обдуманным и взвешенным образом. Союзники будут и впредь соблюдать нормы международного права в целом и Договора по космосу 1967 года в частности.

НАТО не станет автономным космическим игроком. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг ясно дал понять, что «НАТО не имеет намерения размещать оружие в космосе. Мы — оборонительный союз.» НАТО будет продолжать в основном использовать национальный космический потенциал для поддержки своих миссий и операций.

Но теперь НАТО также сможет служить форумом для военно-политических консультаций по космическим вопросам, обмениваться соответствующей информацией и решать вопросы оперативной совместимости. Признание космоса в качестве оперативной области позволит военным командирам НАТО должным образом и в полной мере учитывать космические потребности при подготовке и при проведении учений, а также при оборонном и оперативном планировании. Это будет способствовать обеспечению надежного доступа Североатлантического союза к космической «продукции» и услугам, когда и там, где это необходимо.

Это позволит Североатлантическому союзу повысить свою осведомленность о ситуации в различных областях. Это также повысит бдительность НАТО перед лицом усилий ряда стран по разработке сложных технологий,которые могут поставить под угрозу свободу действий Союзников в космосе и использование космических «сервисов».

Союзникам необходимо будет развивать общую осведомленность о космической сфере, а НАТО — повышать «космический IQ» среди своих различных подразделений, поскольку спрос на экспертов по космосу будет расти.

В ближайшем будущем предстоит решить еще ряд вопросов. Например, следует ли НАТО принять декларативную политику, которая включала бы формулировку того, как космос соотносится со статьей 5? Следует ли НАТО обнародовать свою космическую политику (как это было сделано с Морской стратегией Альянса и Новой Совместной стратегии ВВС НАТО)? Какие отношения, если таковые вообще существуют, должно наладить НАТО с Европейским Союзом, Европейским космическим агентством, Организацией Объединенных Наций и отдельными странами-партнерами? Должно ли НАТО играть какую-либо роль в разработке норм и правил поведения в космосе?

Все это важные вопросы, и НАТО сделает это.

Самое главное, что НАТО находится в космосе – и теперь космос тоже находится в НАТО.


Мнения, выраженные в этой статье, принадлежат исключительно автору.

Автор: Д-р Кестутис Паулаускас (Kestutis Paulauskas) является старшим стратегическим офицером в штабе НАТО по трансформации союзного командования в Норфолке, США. Занимал должность члена международного штаба НАТО и был ведущим оперативным сотрудником, отвечающим за разработку космической политики НАТО.

По материалам: Вестник НАТО
https://www.nato.int/docu/review/articles/2020/03/18/space-natos-latest-frontier/index.html

Пока нет комментариев

Добавить комментарий

Популярные статьи

Базы НАТО на карте

Для тех, кого интересуют просто точки на карте - она внизу. Однако, есть очень важный момент - какие же объекты ...

Узнать больше

Все секретари НАТО

Список генеральных секретарей НАТО с момента создания Альянса: 1 Гастингс Исмей (Hastings Lionel Ismay) - 1952-1957 2 Поль-Анри Спаак (Paul Henri Charles ...

Узнать больше

Карта стран НАТО 2018

Карта европейских стран НАТО (по понятным причинам США и Канада здесь не обозначены). Остальные члены НАТО на карте присутствуют.     С порядком вступления ...

Узнать больше

Краткая история НАТО

Это Краткая история описывает историческую эволюцию НАТО как оборонительного союза с 1945 по 2012 год. Опубликовано на официальном сайте НАТО ...

Узнать больше

Страны входящие в НАТО

Организация Североатлантического договора* или North Atlantic Treaty Organization (отсюда появилась аббревиатура NATO) была основана 4 апреля 1949. Именно в этот ...

Узнать больше