все о блоке нато

Украина три года: основания для оптимизма

Три года назад «зеленые человечки» появились в Крыму — это была прелюдия к незаконной аннексии Крыма Россией 18 марта 2014 года и к её так называемой гибридной войне на Донбассе. Эти события давно уже не ужасают, а просто стали очередными фактами, которые несколько лет назад никто не предвидел, в такой череде как ИГИЛ/Даеш, миграционный кризис, разобщенность Европы и смена власти в США. За этот же период усилился скептицизм относительно способности Украины провести реформы.
Тем не менее, сейчас, намного больше условий, чем в 2014 году, провести окончательное урегулирование конфликта в соответствии с украинскими и западными интересами. Мы можем упустить такой результат, если продолжим недооценивать Украину и важность вопросов ограничения российских действий и политики.

Вопросы на кону

Сегодня ставки не так велики, как три года назад. Тогда Россия применила силу в отношении Украины, отказалась от принципов и соглашений о прекращении «холодной войны». Вместо хельсинкской системы, которая признавала равенство, независимость и территориальную целостность всех государств-членов ОБСЕ, Россия стала превозносить Ялтинскую систему и возвращение сфер влияния в Европе.

В своей речи к Федеральному Собранию РФ 18 марта 2014 года Президент России Владимир Путин также высказался за восстановление «исторической России» и ее границ. Позднее в том же году министр иностранных дел Лавров, выступая в рамках клуба «Валдай» 23 октября 2014 года заявил, что «Молдова и страны Балтии должны рассматривать события в Украине и делать выводы«. Если же поставить на повестку дня соглашение с Москвой, это было бы не только предательство Украины. Это поколебало бы устойчивость всей Европы.

Хотя украинская революция достоинства 2013-14 годов не привела к системной модернизации или глубокому реформированию украинского государства, война сплотила страну. Большинство украинцев не относилось к войне, как к референдуму по доверию к их политическому руководству, а как к нападению на свою родину. Если бы Украина действительно настолько «неполноценной» как её иногда изображают, она бы рухнула ещё в 2014. Вместо этого, в июле, в основном добровольческие силы восстановили контроль над 23 из 36 районов, захваченных пророссийскими боевиками, делая проект России “Новороссия” несостоявшимся.

Для укрепления украинского самосознания Путин сделал больше, чем любой другой украинский или российский лидер. До сих пор даже две крупные российские наступательные операции не сломили дух страны и её вооруженных сил, которые сейчас более боеспособны, чем в 2014. Около 1,7 миллионов беженцев поглощаются в основном местными гражданскими организациями. Их переселение в места далекие от Донецка, в города на западе Украине, такие как Ужгород и Винница, ведет к разрушению региональных барьеров и к объединению страны.

Это плохая новость для России и сепаратистов. Так называемые Донецкая и Луганская народные республики составляют всего четыре процента территории Украины и находятся в запущенном состоянии. Не избранные, само провозглашенные “лидеры” этих республик хотят расширить свои владения, Москва же видит конец игры по-другому: подрыв Украины, подрыв доверия к Украине и ее нейтрализация и «федерализация», сначала де-факто, а затем по обязывающим соглашениям.

Для нанятых Россией «лидеров» сепаратистских республик «федерализация» означает абсолютную автономию, а также право вето в отношении внешней политики Украины. Нет существующей Федерации, придерживающейся таких принципов, по крайней мере это не РФ, где даже за публичные разговоры о такой автономии предусмотрено уголовное наказание в 5 лет лишения свободы. В целом, минимальные цели России довольно амбициозны — заблокировать путь Украины на Запад. Если эта цель становится недостижимой республики теряют свою полезность для России.

Вопреки расхожему мнению, Россия также несколько ограничена в военном отношении. В двух случаях (в августе 2014 и январе 2015) боевые группы России вмешивались в военные действия на Донбассе с катастрофическими последствиями. Но пока военный потенциал Украины улучшается, варианты для России сужаются. Её боевые группы не являются оккупационными войсками, несмотря на нахождение регулярных войск на Донбассе, которые до сих пор руководят действиями боевиков. Даже если Россия откажется от выбранного пути правдоподобного отрицания присутствия своих военных на Донбассе, риски и трудности захвата и удержания большей части Востока будут огромны. Россия уже обременена расходами на присоединение Крыма, участием своих военных в конфликте в Сирии и амбициозной долгосрочной программой модернизации армии. Даже создание моста в Крым очень проблематично. Цель военной активности России является политической: запугать и обезопасить концессии, когда этого нельзя добиться другими способами.

Тем не менее, успехи Украины далеки от устойчивости и могут быть отменены как военным путем, так и изнутри.

Предстоящие задачи

Как широко признано — глубокая внутренняя трансформация является необходимым условием для Украины, чтобы стать «полноправным членом Европейской семьи цивилизованных наций»1. Немногие понимают, что это также жизненно важно для безопасности Украины. Украина ведет войну с агрессивной ядерной державой, причем делает это ограниченными ресурсами. Активное гражданское общество Украины, которое неоднократно демонстрировало свою решимость сохранить реформы направленные по трансатлантическому пути, скорее всего не будет готово продолжать жизнь с такими рисками потерять средства к существованию и терпеть расточительность тех, кто пытается подчинить национальные интересы собственным и мешает прогрессу.

 

Вот почему Украина нуждается в грамотном и подотчетном государстве. То, что оно — это гипер-бюрократизированный лабиринт, позволяет тем кто имеет реальную власть оставаться в тени. Надо отдать должное, Президент Порошенко оставил без изменения основы политической демократии в Украине, но он не поддержал глубокого реформирования системы власти и не принял действенные меры против олигархических интересов. В этой свободной, но непрозрачной среде, Россия продолжает интенсивно работать, чтобы дестабилизировать ситуацию в стране с помощью гибридных методов.

Частью этого является культивирование в Украине двух следующих мнений: во-первых, Россия может расширить войну (Россия продолжает концентрировать войска в непосредственной близости от границ с Украиной); во-вторых, Запад устанет и уйдет.

Один из способов борьбы с первым страхом — превратить сегодняшний хрупкий баланс сил в эффективный сдерживающий фактор. Как отмечалось выше, некоторые меры сдерживания уже существуют. Но эти силы сдерживания базируются в основном на умениях и выучке полевых частей низкого тактического уровня (батальон и ниже). Однако на оперативном уровне, командование не отвечает требованиям. Командование и управление являются гипер-централизованными, одновременно, войска не обладают должным взаимодействием. Прошлое показало важность этого аспекта в борьбе с проросийскими марионеточными войсками. Но Украине нужны вооруженные силы способные вести военные действия высокой интенсивности в условиях скоротечных боев. Они вряд ли появятся без системной трансформации системы обороны, которая переживала в прошлые годы как финансовое, так и организационное пренебрежение. Все это потребует демонстративной политической воли, упорства и продвижения талантливых лидеров.

Второе опасение не будет решено до тех пор, пока Запад не предпримет более активную позицию по двум Минским договоренностям. Оба соглашения были навязаны благодаря российскому военному принуждению и не являются взаимовыгодными. Минск II содержит положения, которые выглядят крайне двусмысленно и больше отвечают интересам России и сепаратистов. Но этого недостаточно, чтобы отказаться от соглашения, которое принесло Украине хоть какую-то стабильность, а Западу помогло поддержать стабильность во взгляде на эту проблему. Приверженность к реализации минских соглашений не должно быть поставлено под сомнение.

Тем не менее, нет никаких причин, чтобы разрешить России проводить свою собственную интерпретацию того, что Соглашения предоставляют республикам и требуют от Украины. Их основные положения не несут никакой двусмысленности: полное прекращение огня, неограниченный доступ для специальной Мониторинговой миссии ОБСЕ и (выборы под наблюдением ОБСЕ) после «восстановление полного контроля над государственной границей со стороны правительства Украины.»

Хотя Минск II призывает к процессу <soglasovanie> местных выборов и «особого статуса», он не требует от Киева принимать диктат республик. Минск позволяет должным образом избранным лидерам сохранить милицию, <militsia> — российский термин для обозначения обычной полиции, но не легализует сегодняшнюю не избранную власть и военизированных «милиционеров«, ведущих в настоящее время войну на Украине (пункт 11, примечание 1).

«Федерализация» не упоминается в соглашениях, как и право вето боевиков (и России) во внешней и оборонной политике страны. Украина не нарушает эти положения, твердо поддерживая их. Запад также должен твердо поддерживать их. Для тех кто требует большего компромисса должен быть один ответ: Минск и был компромиссом.

Наконец, Крым не должен быть исключен из дискуссий по урегулированию конфликта. Пока Россия не начнет переговоры с Украиной по урегулированию морального и правового статуса полуострова, санкции должны сохраняться. Россия не должна получить легитимности в Украине или в другом месте, пока происходит вопиющие нарушение международного права. Этот принцип относится не только к Украине, но и к более широкой, долгосрочной стабильности в Европе и других регионах.

Изменение заблуждений

Оба ошибочных представления существуют с самого начала конфликта между Россией и Украиной. Первое — что у России все карты. Сейчас Украина показала, что это не так. Военные инструменты России опасны и убедительны, но их полезность конечна, и если делать правильные шаги со стороны Украины и Запада, их силу можно уменьшить.

Второе, и еще более глубокое заблуждение в том, что время работает на Россию. До сих пор это не так. В ноябре 2014 года, один видный идеолог режима сказал мне, что к следующей зиме Украины не будет. Украина теперь только сильнее, чем тогда. Однако, время не играет стратегической роли. Оно должно быть просто использовано.

В Москве по-прежнему считают, что достаточно надавить на Украину политически и военном плане и она развалится. Украина и Запад должны сделать все, что бы изменить это мнение. До тех пор конфликт будет продолжаться.

1 — Владимир Горбулин (секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины), «место Украины в современной Европе», «Политика и время» («Вестник МИД Украины), октябрь-декабрь 1995 года, стр. 15.


Мнения, выраженные в данной статье, отражают точку зрения авторов и не отражают официальную точку зрения или политику НАТО.

Автор: Джеймс Шерр (James Sherr) является Ассоциированным членом программы России и Евразии в Чатем-Хаус (Королевский Институт международных отношений) в Лондоне.

Источник: вестник НАТО

http://www.nato.int/docu/review/2017/Also-in-2017/ukraine-three-years-optimism-russia-military-war-poroshenko-stoltenberg-nato-secretary-general-crimea-annexation/EN/index.htm

 23 

Популярное

Популярные статьи

Базы НАТО на карте

Для тех, кого интересуют просто точки на карте - она внизу. Однако, есть очень важный момент - какие же объекты ...

Узнать больше

Все секретари НАТО

Список генеральных секретарей НАТО с момента создания Альянса: 1 Гастингс Исмей (Hastings Lionel Ismay) - 1952-1957 2 Поль-Анри Спаак (Paul Henri Charles ...

Узнать больше

Карта стран НАТО 2018

Карта европейских стран НАТО (по понятным причинам США и Канада здесь не обозначены). Остальные члены НАТО на карте присутствуют.     С порядком вступления ...

Узнать больше

Краткая история НАТО

Это Краткая история описывает историческую эволюцию НАТО как оборонительного союза с 1945 по 2012 год. Опубликовано на официальном сайте НАТО ...

Узнать больше

Страны входящие в НАТО

Организация Североатлантического договора* или North Atlantic Treaty Organization (отсюда появилась аббревиатура NATO) была основана 4 апреля 1949. Именно в этот ...

Узнать больше